management-pro.ru

Офисный центр "На Верхней Масловке"
127083, г. Москва, ул.Верхняя Масловка, д. 20, стр. 1,
офис 32-33

ENG | RUS | UKR

management.pro

Тел.: +7 (495) 63-767-63

График работы: 9:00-18:00 (GMT +3)

Отправьте запрос
и мы вам перезвоним

Деловая миграция

Главная Новости Новости Иностранные страсти
Иностранные страсти

Удобная цифра

…А чо, а чо! Достали ваши галлы!
Им в Галлии пространства, что ли, мало?
Приперлись и проходу не дают… *)

*) Здесь и далее цитируется  стихотворение the mockturtle

Реальная ситуация с уровнем преступности среди иностранных граждан была и остается в России совершенно неисследованной территорией.

При этом, русскоязычный сектор Интернета переполнен публикациями о том, какая ужасная криминогенная опасность исходит от «мигрантов» - этот, довольно расплывчатый термин, наряду с «кавказцами» получил уже фактический официальный статус. Идея о том, что именно «мигранты» вносят основной вклад в статистику преступлений, совершаемых в России, глубоко вошла в общественное сознание. Настолько глубоко, что информация главы ФМС Константина Ромодановского, назвавшего, наконец, конкретную цифру этого вклада: 3,5% - была воспринята  в обществе с откровенным недоверием.

 

Было бы нелепо отрицать очевидное: проблема преступлений, совершаемых в России иностранцами, действительно существует. Причем, существует она независимо от процента в общей статистике преступлений, просто как факт общественного сознания, как данность, объективно влияющая на поведение огромных  масс людей. Обычных людей, запуганных  перспективой – реальной или мнимой, не суть важно – стать жертвой преступления, совершенного страшными и непонятными чужаками. Изначально - вовсе не ксенофобов, не экстремистов, не сторонников жестких методов. Но под воздействием пропаганды все чаще ведущих себя именно как ксенофобы.

 

Кто они, мигранты?

Сограждане! С научной точки зренья,
Сам термин «галлы» вызывает пренья,
Ведь перечень племен, увы, не мал:
Адуатуки, нервии, венеты,
Секваны, нантуаты, усипеты -
Не разберешь, кто галл, а кто не галл.

Уже при беглом ознакомлении с массивом публикаций, посвященных проблеме преступности среди мигрантов  – а речь идет именно об огромном массиве, о целом культурном пласте, имеющем самое серьезное влияние на общественное сознание  – бросается в глаза полнейшее смешение очень разных проблем, понятий и подходов. К числу мигрантов, которые, якобы, терроризируют большие российские города, относят как иностранцев – то есть граждан других государств, так и граждан России. К числу последних  - как жителей депрессивных российских регионов, вынужденные искать работу на более благополучных территориях, так и граждан России, постоянно проживающих в странах бывшего СССР, но приезжающих в Россию на заработки (о существовании последней категории лиц, достаточно, кстати, многочисленной, многие россияне и не подозревают вовсе!)

Однако и на этом сложности не заканчиваются. В общественном сознании мигранты делятся на «славян», на «черных» или «кавказцев», и на «азиатов». В реальной жизни – на высококвалифицированных  специалистов и разнорабочих, а также на легально работающих, на имеющих проблемы с документами, и на полных нелегалов. А еще - на тех, кто приехал с намерением честно работать, либо вести бизнес – и тех, кто изначально ориентирован на криминальную деятельность.

Иными словами, «мигранты» являют собой очень сложный и неоднозначный человеческий массив, а его восприятие зачастую оказывается весьма и весьма искаженным. В центре общественного внимания оказываются те, кто, во-первых,  выделяется своим внешним видом и поведением – непривычным, но далеко не всегда криминальным, а, во-вторых, кто по тем или иным причинам доставляет проблемы обычным гражданам – опять-таки, не только криминального характера, но и просто бытовые. Понятно, что при этом, совершенно разные по сути явления сваливаются в одну кучу. Этот салат приправляется изрядной долей иррационального страха – и подается почтеннейшей публике.

Само по себе это было бы еще терпимо. В конце концов, каждый вправе тешить себя тем, что ему нравится. Кому-то по душе новости по Первому каналу. Кому-то нравится смотреть  Дом-2. Кому-то щекочут нервы рассказы о мигрантском криминале. В принципе – на здоровье. Беда лишь в том, что массовое потребление такого салата намертво перекрывает возможность увидеть суть проблемы и найти пути ее решения. А проблема, между тем, есть. Она назрела и стала довольно серьезной.  Для ее разрешения необходимо глубокое понимание ситуации и адекватные, продуманные действия. Последние события в Москве подтвердили это как нельзя более ярко.

Действующие лица и исполнители

Моя притырианская когорта
Всех чужаков распознаёт по морде
И тем покой столицы бережет:
Где надобно, без лишних сантиментов
У пришлых отбирает документы -
Сперва сажает, после стережет!

За каждым страхом, насаждаемым в обществе, всегда стоит группа лиц, которая строит на этом страхе свой бизнес. Проблема иностранной преступности не является исключением.

Итак, кто же объективно заинтересован  в том, чтобы тема миграционной преступности постоянно фигурировала в топе новостей?

Прежде всего, это сами СМИ, заинтересованные в получении максимальной аудитории. Мигрантская тема обладает рядом существенных преимуществ. С одной стороны, она открывает прекрасные возможности для «жареной» подачи, которую любит публика. С другой – тема преступлений, совершаемых иностранцами, несравненно безопаснее, чем, к примеру, критика в адрес федеральных и местных властей, расследования махинаций с землей, недвижимостью финансами,  и даже с материалы о частной жизни звезд. Перечисленные темы чреваты многочисленными и разнообразными неприятностями: начиная от шоу масок, нежданно нагрянувших в редакцию и заканчивая близким знакомством с бейсбольными битами, а то и просто пулей в голову. О гигантских исках  «за моральный ущерб» нанесенный сановному, богатому или знаменитому персонажу таких материалов я даже не говорю, такие конфликты стали уже обыденностью. Зато разоблачение злобных таджиков, украинцев, молдаван, грузин, армян, китайцев – и так далее  (нужное вписать, ненужное зачеркнуть) – абсолютно безопасно. Еще ни один автор, заявивший, к примеру, что «мигранты совершают половину преступлений в России» не подтвердил это с цифрами в руках  - и при этом не получил даже простой оплеухи за свою ложь – не говоря уже о судебном иске или серьезной криминальной разборке.

Далее,  в числе заинтересованных игроков оказываются правоохранительные органы: МВД, прокуратура и суд, прежде всего – МВД, чьи реальные успехи в борьбе с преступностью смотрятся, скажем прямо, до неприличия скромно, особенно, с учетом численности этого ведомства. Мигранты, находящиеся далеко от дома и потому нередко вообще лишенные возможности защитить себя – идеальный материал для списания на них разного рода «висяков». И потому, МВД кровно заинтересовано в том, чтобы слово «мигрант» и слово «преступник» в общественном сознании стали синонимами. Это, с одной стороны, облегчает прохождение в суде откровенно дутых дел, когда на «подходящего» - хотя, возможно, и небезупречного с точки зрения закона и общественной морали иностранца навешивается целый букет преступлений, которых тот не совершал.  С другой стороны это порождает определенный настрой у самих мигрантов, делая их источником дохода правоохранителей.

А если документы не в порядке,
То в ход идут коррупция и взятки –
Не разберешь, кто прав, кто виноват!

Не последнее место среди тех, кто извлекает выгоды из эксплуатации криминально-миграционной темы занимают и российские политики – от ДПНИ и совсем уже маргинальных, но пользующихся негласной благосклонностью властей нацистских организаций, до вполне респектабельных парламентских партий. Здесь тоже все довольно очевидно: эксплуатация страхов и оскорбленного национального достоинства «коренных», с одной стороны, дает возможность уйти от обсуждения насущных проблем, с другой – прекрасно работает на мобилизацию электората. Важно только бросить в толпу правильный лозунг.
А галлы год от года всё наглее,
Квадриги ставят возле мавзолея,
Того гляди, коня введут в Сенат!

Еще одной заинтересованной стороной являются недобросовестные работодатели и просто криминалитет, видящий в мигрантах дешевых рабов. Страх перед мигрантами объективно ставит тех в изолированное положение, когда они не могут в полной мере – или вообще не могут – воспользоваться защитой закона.

Все перечисленные силы вместе взятые обладают огромными финансовыми и информационными  ресурсами. При этом, ситуация развивается по принципу цепной реакции: страх перед мигрантами усиливает их изоляцию и незащищенность, толкая часть из них на противоправные действия – а это, в свою очередь, используется для дальнейшей эскалации обывательских страхов.

В ускользающей поисках реальности

Пустить сюжет по Первому каналу,
А что до галлов… К черту ваших галлов.
Всему виной фанаты Спартака!

Попытка оценить настоящие масштабы преступности, источником являются иностранцы, немедленно натыкается на недостаток данных. Официальная статистика зачастую недоступна  лишь фрагментарно, так что вопрос о ее достоверности не имеет смысла даже поднимать.

Однако, несколько явных натяжек видны сразу, и невооруженным глазом.

Во-первых, в том случае, если мы говорим о проценте преступлений, совершенных мигрантами из-за рубежа, речь идет  не обо всех совершенных преступлениях, и даже не обо всех зарегистрированных, а лишь о раскрытых – иначе невозможно было бы установить преступников. Здесь и ФМС, и прокуратура и МВД сообщают, в целом, одни и те же цифры: порядка 3,5-3,8% от общего числа раскрытых преступлений по России  в целом. Это, между прочим, означает, что уровень преступности среди мигрантов ниже, чем среди россиян.

 

Но цифра-то заведомо неполная! В нее не вошли:

- Заведомые «висяки», которые милиционеры тем или иным способом вообще отказались регистрировать

- Зарегистрированные, но нераскрытые преступления.

- Уголовные дела, развалившиеся в суде.

Все три этих категории дел для милицейского начальства – нож острый. Признать, что российская милиция на сегодняшний день не в состоянии адекватно, то есть эффективно, но, оставаясь при этом в рамках закона, бороться с преступностью, они не хотят. А значит, нужен некто, кого можно было бы назначить виновным в собственной  некомпетентности, притом, этот «некто» должен быть лишен возможности ответить на клевету, и должен наводить на обывателя такой ужас, чтобы на волне его испуга некомпетентность милиции попросту отошла бы на второй план. И вот тут начинаются игры с мигрантами! И милицейское начальство – без каких либо доказательств, то есть примерно так же, как фабрикуется множество уголовных дел (профессиональная привычка-с!), утверждает – а заинтересованные (см. выше!) СМИ тиражируют эти утверждения – что мигранты совершают 25% всех преступлений! Нет, в Москве еще больше  – до 50%!Нет, больше в Петербурге – там до 70%!

При этом, если поднять и изучить данные о работе самой милиции, включая и процент нераскрытых преступлений, и число жалоб на отказ в регистрации преступления, и число дел, явно сфальсифицированных, и разваленных в судах, и уровень коррумпированности личного состава, и число преступлений, совершаемых самими милиционерами – то выявляется железная закономерность:

Чем выше все перечисленные показатели, тем чаще местное милицейское руководство выступает с заявлениями о том, что именно мигранты являются главным источником проблем, и тем выше процент якобы совершаемых ими преступлений.

Недавние события в Москве полностью укладываются в эту картину. Давайте непредвзято посмотрим на произошедшее. Член уличной банды – а пресловутые «футбольные фанаты» - это именно уличные банды, с которыми милиция справится не в силах, и потому предпочитает заключать с ними разного рода паритетные перемирия – был убит в драке с группой лиц неславянской национальности. Вполне вероятно, что и в этом случае речь шла об уличной банде, враждебной первой. А, может быть, и не шла, поскольку «лица неславянской национальности» являются для «футбольных фанатов» привычным объектом охоты. Как бы то ни было, член фанатской банды был убит, а подозреваемые в его убийстве отпущены при обстоятельствах довольно странных – и мгновенно исчезли. В Москве таких случаев масса – по сути, и убийство, и исчезновение подозреваемых при попустительстве милиции – совершенно рядовые явления. Чрезвычайность же ситуации была в том, что погибший оказался членом влиятельной группировки, с которой милиция справиться не может. Дальше все пошло по нарастающей. Будем говорить прямо – москвичей, и не только футбольных фанатов уже давно раздражает многое – и не только работа милиции. И люди – просто люди, граждане, рассвирепевшие вовсе не из-за единичного убийства, а из-за некомпетентности власти, вошедшей уже в систему, вышли на улицу. А перетрусившая власть поспешила спрятаться за «нацвопрос». Вот, собственно, и вся история.

Что касается процента преступлений, совершаемых мигрантами, то в крупных городах он действительно несколько выше общероссийского. Просто потому, что там процентное соотношение мигрантов к местному населению - больше. В особенности это справедливо для Москвы и Петербурга. Но даже в этом случае статистика свидетельствует:  уровень преступности среди мигрантов устойчиво ниже, чем среди россиян. Примерно в полтора раза ниже – с незначительными колебаниями по регионам.

Почему же они напрягают? И что со всем этим делать?

Суды рядят по варварским законам,
На улицах цепляются к матронам
И честных римлян повсеместно бьют!

Но ведь все равно раздражают. Потому что непохожи. Потому что сбиваются в кучи и поддерживают друг друга – а городской обыватель зачастую не знает даже своих соседей по подъезду, в котором живет последние лет 20. Вот и получается, что он один – а их много. И ему страшно. Во-первых, высокое начальство с телеэкранов внушает ему (почему внушает – мы уже разобрались), что они преступники. Во-вторых, грязные – ну, не всегда, но часто. Или, наоборот - чистые, ухоженные, и уверенные в себе. И это еще хуже, что они богаче его, они же чужаки, а он тут всю жизнь проработал.

В-третьих, говорят на непонятном языке. Хуже того – иногда они на нем еще и поют! Празднуют какие-то свои праздники. Вообще живут как-то неправильно. Не так, как он привык. В общем – гнать. И все сразу наладится.

Именно этот посыл и внедряется сейчас в российское общественное сознание. Именно так – благодаря широкомасштабной пропаганде – видят ситуацию многие российские граждане. Не только маргиналы. Так думают и благополучные предприниматели, наживающиеся на дешевом труде иностранных полурабов и поражающиеся грубости нравов этих скотов…которых так выгодно использовать, потому что они бесправны и вынуждены работать за гроши. Так думают чиновники – до самого верха, до окружения действующего премьера. Так думает российская интеллигенция – весьма значительная ее часть. Так думает очень значительная часть, вероятно даже большинство – российского народа – в самом широком понимании этого слова!

Собственно говоря, практических выводов может быть три. Первый – оставить все как есть, и пусть все идет, как идет. Последствия будут такие:

- Неизбежное снижение качества миграционных потоков и их криминализация. Ну, а что вы хотели? Загоняете  мигрантов в гетто и лишаете гражданских и просто человеческих прав? Получите сплочение – по национальным общинам, и альтернативные социумы, живущие по своим правилам, и презирающие и вас, и ваши законы. Собственно говоря, это процесс уже идет – но пока довольно вяло.

- Обострение национальных проблем и рост числа национальных конфликтов – не пустячков, вроде того, который случился в Москве, а настоящих конфликтов – полномасштабных уличных войн.

Второй – выслать всех к чертовой бабушке и ограничить миграцию. Сами справимся.

Тут последствия вырисовываются еще интереснее. Помимо всего набора из первого варианта (в России достаточно и внутренних национальных проблем, и роли «иностранных преступников» будут вскоре закреплены за российскими гражданами «неславянской внешности») на выходе получим:

- Паралич больших городов, где самая низкая рождаемость и самый высокий средний возраст населения, и где пресловутые «иностранцы» занимают до 10% рабочих мест.

- Уход производств за пределы России – туда, где есть в достаточном количестве рабочая сила, приемлемая по цене и качеству.

Третий: всерьез и сверху донизу менять всю миграционную политику, которая вообще никуда не годится.

Здесь, если постараться, можно найти решение большинства проблем. В том числе и утихомирить разгулявшиеся страсти вокруг «иностранной преступности». Как именно нужно менять? Об этом – в следующей статье.

 

Сергей Ильченко

 

 
Новости

© ООО "Менеджмент Про", 2006-2014

Создание сайта